Официальный сайт пианистки Марии Мировской
Версия для печати страницы (none)

Журналистка и журналист Харьковского телеканала «TV7» беседуют с Марией Мировской о классической музыке (ноябрь 2007 года)

показать запись

Журналистка: В четверг, в нашей родной филармонии на презентации клавесина можно будет услышать Марию Мировскую. Также это можно будет сделать в пятницу: в филармонии будет «Посвящение Мусоргскому». Сегодня Мария Мировская, пианистка, у нас в гостях. Знакомьтесь, доброе утро.

Мария Мировская: Доброе утро.

Журналист: Доброе утро. Присоединяйтесь к нам 715-7707.

Журналистка: Кстати то, что вы сейчас слышите – это, как раз, в исполнении Марии Мировской.

Журналист: Мария, ну во-первых вы – харьковчанка.

Мария Мировская: Да.

Журналист: Во-вторых, вы уже не первый раз приезжаете в наш город, вы каждый раз с концертами. Вы каждый раз приезжаете с каким-то новым чувством, или это все уже такое устоявшееся?

Мария Мировская: Мои чувства каждый раз совершенно новые, и от раза к разу – прекраснее. Потому что я приезжаю и вижу свою родную филармонию, замечательный оркестр под управлением маэстро Юрия Янко, который с каждым годом приобретает все какие-то новые краски. И что еще меня поражает – это то, что каждый год очень много уделяется (со стороны городских властей и губернатора Харьковской области) внимания классической музыке. Это поразительно. Я езжу, бываю во многих регионах России и Украины, и можно сказать, что это – если не беспрецедентный, то редчайший случай. Ведь в филармонию закупаются новые инструменты, делается все для того, чтобы филармония работала, и работала прекрасно, и чтобы музыканты раскрылись полностью. Сейчас как раз был приобретен клавесин, на котором послезавтра будет концерт. Поэтому я могу сказать, что мои чувства очень радостные.

Журналистка: У вас большой опыт игры на клавесине?

Мария Мировская: Вы знаете, опыт может быть небольшой, потому что я больше играю на рояле. Но на клавесине мне приходилось играть, и этот инструмент (как его называют, дедушка или прадедушка рояля) сам по себе очень интересен. Совершенно другой принцип игры, чем на рояле, потому что на рояле звук извлекается прикосновением молоточка к струне (не люблю слова «удар»), а крючочек прикасается к клавесинной струне с помощью щипка. Это очень интересно: звук получается совершено разный: и качество звука, и характер звука. И поэтому тем трепетней, тем волнительней мне играть теперь в харьковской филармонии не только на рояле, но и на клавесине. Это замечательно, мне кажется.

Журналист: Но вы на клавесине будете исполнять Баха?

Мария Мировская: Баха. Буду исполнять также музыку старинных авторов – и «добаховских», и уже после Баха. Это будет и Моцарт, прозвучит также современная музыка на клавесине. Кроме меня там будет еще целый ряд солистов. Я хочу своих коллег поприветствовать, и порадоваться, что вместе со мной будут выступать Татьяна Веркина, Владимир Соляников, различные хоры Харькова, и, конечно же, замечательный оркестр Харьковской филармонии, который я так люблю.

Журналист: Вам уже удалось испробовать: услышать звук нового клавесина?

Мария Мировская: Да,

Журналистка: Расскажите, как вам он.

Мария Мировская: я в восторге. Там можно отрегулировать звук по-разному, сделать октавное удвоение. играть без октавного удвоения, и те краски, которые этот клавесин дает – прекрасны. Поэтому я считаю, что это замечательный выбор, сделанный Харьковской филармонией. Столько открывается возможности играть репертуар «дофортепианный». Фортепиано в современном виде появилось ближе к ХХ веку. Большой концертный рояль, который мы сейчас слушаем, появился уже в ХХ веке. До этого были фортепиано менее звучные, а до них был еще клавесин, и конечно интересно увидеть ретроспективу инструмента.

Журналистка: Сколько вам нужно времени, чтобы подружиться с инструментом, привыкнуть к нему, понять его?

Мария Мировская: По-разному. Каждый раз у меня есть замечательная возможность играть на каком-то новом инструменте

Журналист: В разных городах…

Мария Мировская: Да, в разных городах, в разных залах в одном и том же городе. Это всегда – интрига, это всегда здорово, потому что чему-то постоянно учишься. Новый инструмент многому тебя начинает учить. Возникает интерактивная ситуация. В общем-то, зависит все от инструмента. Надеюсь, что клавесин позволит мне сыграть то, что я хочу, и не будет на меня сердиться.

Журналист: У многих людей Советского Союза первый инструмент был – пианино «Украина». А у вас какой был первый инструмент?

Мария Мировская: Мне очень повезло. Моя мама приложила колоссальные усилия и сделала так, что я играла на «Блютнере». Инструмент был замечательный. Тот звук, та красота, которую он давал, остались у меня на всю жизнь в ушах. Это был прекрасный инструмент. Мне повезло.

Журналистка: Кстати, сегодня появилось очень много имитаторов звука, то есть всевозможные синтезаторы. Многие используют компьютерные обработки. Как вы к этому относитесь? Можно ли с помощью имитатора создать истинный звук?

Мария Мировская: Вы знаете, приблизиться к истинному звуку можно.  С каждым годом появляются синтезаторы, которые все больше приближаются к натуральному звучанию. Так называемый «сэмпл» берется от звука натурального рояля. Он не выводится «химическим» способом, он записывается с акустического рояля, и потом образцы настоящего звука вписываются в память компьютера. Замечательных результатов в этом добилась японская фирма «Роланд», которая вписала в каждый звук своего электронного рояля до 100 модификаций одного звука. Это позволяет делать очень многие вещи. На самом деле считаю, что для домашних занятий это – лучший вариант. Рояль очень страдает от пианистов (как шутят «пианистов к роялю не допускать»), потому что своими занятиями пианисты изнашивают механику инструмента. Для домашнего музицирования электронный рояль: почему бы и нет? Я отношусь к этому в любом случае положительно. Как мы относимся все к Интернету? Это что-то неизбежное, к чему надо привыкнуть и почерпнуть для себя что-то хорошее. Есть совсем простенькие образцы синтезаторов, качество звука которых оставляет желать лучшего.

Журналистка: То есть, классический музыкант прогресс не отрицает?

Мария Мировская: Нет, безусловно, нет. Более того, мы от этого прогресса зависим. Есть, допустим, залы, где нет возможности держать акустический инструмент по тем или иным климатическим соображениям, электронный рояль, который можно привезти на время концерта и увезти – достойная замена.

Журналистка: Вам доводилось играть на электронном инструменте?

Мария Мировская: Да

Журналист: Мария, у меня такой вопрос: к чему стремится состоявшийся пианист? Ему уже неинтересны различные конкурсы. К чему: к виртуозности игры, к сложности произведений?

Мария Мировская: Сложность необходимо повышать. Но пианист стремится не только к сложности. С каждым годом меняются предпочтения: что хочется сыграть. Фортепианной музыки столько, что я не страдаю от недостатка репертуара. Много чего хочется сыграть. В ХХ веке много замечательной музыки. Недавно у меня был концерт из пьес чешского композитора Богуслава Мартину – его пьесы редко исполняются в Москве. Захотелось поиграть эти пьесы: музыка замечательная. Каждый год для себя что-то новое открываешь, и стремиться всегда есть к чему. Очень много работы. Мы (пианисты) всю жизнь учимся, такова наша профессия.

Журналистка: Ваш муж, Арсений Уюкин, – композитор, и вы даже исполняли его произведения

Мария Мировская: Да у него есть концертная пьеса для фортепиано с оркестром. Мой муж – и гобоист, и композитор. Разносторонняя личность.

Журналистка: И дочь ваша тоже начинает играть?

Мария Мировская: Понемногу учится…

Журналистка: Будет когда-то трио?

Мария Мировская: Надеюсь на это. Мне бы очень хотелось, т.к. творческие и повседневные отношения переплетаются в романтическом духе.

Журналистка: К вам есть вопросы телезрителей. Давайте послушаем. Доброе утро!

Мария Мировская: Доброе утро!

Телезритель: Алло. Мария! Меня слышно?

Журналистка: Да, вас слышно.

Телезритель: Я хотел бы спросить у вас, где можно вас услышать в Харькове? Вот говорите вы хорошо, хотелось бы послушать вас, как вы играете.

Мария Мировская: Спасибо за вопрос. Можно будет услышать 8 ноября в концертном зале филармонии: будет презентация нового инструмента – клавесина, который только привезли в Харьков. А 9 ноября будет концерт «Посвящение Мусоргскому», на котором прозвучат два редко исполняемых цикла Модеста Петровича Мусоргского: «Без солнца» и «Песни и пляски смерти».  Солистка – замечательное сопрано Марина Чиженко. Также прозвучит несколько сольных фортепианных пьес Мусоргского. Пожалуйста, приходите, будем рады.

Журналист: Мария, нам тут еще сорока на хвосте принесла, что вы даже лекции иногда читаете. Например, это было в случае с Россини.

Журналистка: А зачем вам это?

Мария Мировская: Это была не лекция. Формат концерта бывает разный. Я лично больше всего люблю формат классического фортепианного сольного концерта: 2 отделения, программа, объединенная одной мыслью, идеей, не просто набор пьес, а некий спектакль. Иногда на концертах приходится что-то говорить (я не очень люблю говорить во время своего концерта).

Журналист: Подготовить публику к чему-то?

Мария Мировская: Да, бывает публика, которая стремится узнать больше о классической музыке. Но на концерте не всегда бывает ведущий (музыковед), который может рассказать об исполняемой программе. И тогда бывает так, что зрители просят самих исполнителей рассказать о прозвучавших пьесах. В том концерте, о котором вы спросили, мне пришлось исполнить пьесы Чайковского, Листа и еще других авторов, а потом было совместное выступление с валторнистом Глебом Карпушкиным, солистом оркестра «Новая Россия». Люди очень заинтересовались, что за произведение мы собираемся исполнять. Это были Интродукция и Тема с вариациями Россини. Пришлось немного рассказать об этом сочинении. Это скорее была импровизированная лекция, без претензий на глубину музыковедческих познаний. Если слушателям хочется услышать об исполняемых сочинениях, я и мои коллеги, с которыми выступаю, всегда с удовольствием это рассказываем.  

Журналист: А если вдруг на концерте, когда вы будете исполнять Мусоргского, кто-то попросит: «Расскажите что-то про Мусоргского»?

Мария Мировская: Может быть, только в конце концерта, поскольку данный концерт идет как спектакль, его нельзя прерывать. После концерта мы с удовольствием ответим на вопросы, если они возникнут. Думаю, Марина Чиженко меня поддержит в этом, ей есть, что рассказать.

Журналистка: Дорогие харьковчане, если у вас возникнут вопросы, Мария Мировская сможет на них ответить.

Журналист: После концерта!

Журналистка: Как отвечала сегодня на наши вопросы. У нас в гостях была Мария Мировская, пианистка, которая приехала к нам из Москвы. В четверг и пятницу филармония вас ждет!

 


© 2002-2021 Мария Мировская
Создание и поддержка сайта — WEBAPP
https://webdesign.webappwebsitedesign.com